Наука и научные открытия - великие силы, которые остановят войну

Каким просчетом оказалось нарушение нейтралитета Бельгии, какой ошибкой было ожидать того, что Англия стерпится с этим вторжением, настолько угрожающим ее существованию, что Италия принесет в жертву свой флот и торговлю, чтобы угодить Тройственному союзу! У немцев были отличные пушки, делающие бесполезными фортификационные сооружения, однако, напав на Францию, вместо кратчайшего пути они избрали окольный, через Бельгию, тем самым теряя время и, кроме того, навлекая на себя новые опасности и осложнения. Десятки тысяч людей были отправлены на верную смерть, когда их в тесных порядках бросали в атаку на форты, в то время как нескольких залпов из тех самых пушек было бы достаточно для того, чтобы сровнять их с землей.

Войска были переброшены из Франции в менее значимые пункты в тот самый момент, когда их присутствие предвещало несомненную победу. Немцы могли бы двинуться на Варшаву и Петроград, прежде чем их противник смог бы оказать им действенное сопротивление, и все же они задерживались с вторжением до того, пока русские не поставили под ружье свои миллионы. Они могли бы без больших усилий взять Дюнкерк и Кале, тем самым избежав ужасных потерь, которые обязательно повлечет за собой выполнение данной задачи теперь, если это вообще осуществимо. Сейчас они, опрометчиво рискуя, продвигаются далеко в глубь русской территории, где им противостоят превосходящие их по численности силы, и делают все это в то время года, когда снежные бури могут перерезать коммуникации, оставив все их войска на милость неприятеля.

Какое объяснение может быть дано этим и другим непонятным ошибкам, совершаемым нацией, для которой бережливость является религией, которая, по общему признанию, первой добивается успеха самыми высоконаучными способами, продвигаясь к нему по пути наименьшего сопротивления? Тут может быть названа лишь одна причина, та, что вызвала падение многих империй! Это - самоуверенность и высокомерное пренебрежение по отношению к соперникам.

Германия начала войну со слепой верой в силу наступления, которому нет преград. Но она выяснила после ужасающего принесения в жертву человеческих жизней, и что Франция может быть сильной и без Наполеона, что права и свободолюбивых наций, таких, как бельгийцы и сербы, нельзя попирать безнаказанно, что Россия более не неуклюжий и беспомощный северный зверь. В конце концов Германия признала то, что ей должно было быть ясно изначально, что самый опасный ее враг - это Англия.

Германия была бы в состоянии выдержать натиск армий ее на противников на континенте, но это будет невозможным, когда Великобритания отрежет ее от моря и приступит к медленному удушению.

Победа Германии над странами Антанты на западе, если она вообще достижима, опасно ослабила бы ее, поскольку на востоке с каждым часом положение немцев становится все более безнадежным. Германия теряет десять тысяч человек и тратит семьдесят пять миллионов марок в день. Ее жизненная сила быстро иссякает, и в конечном счете она должна проиграть. Единственный способ выиграть - это разгромить Англию. Сделав это, Германия освободится от смертельной хватки на своем горле и восторжествует над всеми своими врагами.

Сейчас весь Фатерлянд оказался охвачен этой идеей и начал с невиданной до этого энергией новую военную кампанию. Если бы к ее осуществлению приступили на четыре месяца раньше, эта кампания могла бы покончить с войной до того, как она набрала обороты. Германия вступает в эту смертельную схватку, но не с хладнокровной осмотрительностью военной державы, а с пылкой решимостью нации, воодушевленной лишь одним этим желанием - разгромить Англию. И ее успех зависит не только от генералов, но и от физиков, инженеров, изобретателей, химиков и рабочих, а также от тех, кто добровольно согласится пожертвовать собой во имя победы.

Вероятно, Германия будет совершать рейды и ложные атаки, чтобы заманить противника в западню, но у нее нет ни малейшего намерения сойтись с британским флотом в открытом бою. Что она собирается предпринять, так это уничтожить его с помощью дьявольских средств и изобретений, не потеряв при этом ни одного своего корабля. И если только Англия немедленно не пробудится от сна перед лицом данной смертельной опасности и не подготовится к схватке, в которой вражеской науке будет противостоять своя наука, немецкому мастерству - британское, а чужой жертвенности - собственная, то уже ближайшие месяцы станут решающими для того, сохранит ли она за собой титул владычицы морей. Тот факт, что законы, принятые в Гааге, оказались не в состоянии предотвратить использование адских устройств, уже был продемонстрирован. Есть два вида международных соглашений. Их можно классифицировать с помощью двух лозунгов, а именно: «Пока мы едины, мы непобедимы» и «Все зависит от обстоятельств». Гаагские конвенции относятся ко второму типу.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.physicinweb.ru